Наби.
Название: Дружеское сочувствие
Автор: Наби.
Пейринг/персонажи: Киришима, Бакуго
Тип: преслэш
Рейтинг: G
Жанр: Хогвартс-ау, флафф
Размер: мини, 1106 слов
Примечание: ООС
Саммари: Бакуго наказан, и ему запрещено ходить в Хогсмид.



— Ты уверен, что все в порядке?

— Абсолютно! Поэтому свали уже и не мешай, я спать хочу!

И, сердито сопя, Бакуго утопал в спальню. Эйджиро поколебался еще несколько минут, прежде чем позволил Каминари с Серо утянуть себя к выходу из гостиной. Младшие курсы смотрели на происходящее с любопытством, но помалкивали - никому из них не хотелось иметь дело с Бакуго Кацки, грозой гриффиндорского факультета.
Впрочем гроза факультета сейчас был совсем нестрашен. За драку с использованием волшебной палочки его отстранили от визитов в Хогсмид и назначили отработки. Характер от этого у него не улучшился, как и настроение, но относиться терпимей хотя бы к своему факультету он был вынужден.

Не то чтобы Эйджиро был несогласен с справедливостью наказания (характер у Бакуго действительно был ужасный), но сочувствовать другу он от этого не переставал. В конце концов, что может быть хуже, чем пропустить общую пирушку всего за пару дней до рождественских каникул?
Они подружились еще на первом курсе, когда Бакуго ввязался в дуэль с Мономой из Слизерина, а Киришима просто не мог отпустить его в одиночку. Монома на дуэль предсказуемо не пришел, и в итоге они почти всю ночь провели, убегая от завхоза и Пивза, пытавшегося их ему спалить. Конечно, в конце концов их поймали. Месяц совместных отработок сплотил их окончательно.
С тех пор Бакуго не раз отрицал факт их дружбы, но на каждый крупный праздник окольными путями дарил ему подарки. Эйджиро считал, что это по-своему очень мило, а Каминари, тогда еще боявшийся Бакуго, смотрел на них с затаенным ужасом. И неудивительно, потому что по своему темпераменту Бакуго сильно напоминал крайне сердитого гиппогрифа.

Уже сидя в «Трех метлах», Эйджиро то и дело отвлекался от общего веселья, поглядывая на время. Несмотря на всеобщее веселье, ему хотелось, чтобы вечер прошел побыстрее. За окном стремительно смеркалось, и, по-хорошему, им всем надо было бы идти обратно. Они все равно были только на четвертом курсе, и многие взрослые посетители уже косились на них. Даже ребята со старших курсов то и дело намекали на то, что пора бы им свалить. Но ребята продолжали веселиться, а Эйджиро - чувствовать неясное беспокойство.
Выгадав момент когда все отвлеклись на притащившего небольшую гору летучих шипучек Серо, он быстро прокрался к выходу. К несчастью, его маневр не остался до конца незамеченным. Мина ловко ухватила его за край накидки, не дав выскользнуть за дверь.

— Киришима, только не говори мне, что ты бросаешь нас ради Бакуго?

От ее вопроса неожиданно вспыхнули щеки, и он нервно замахал руками:

— Нет! То есть, да... Но не совсем да!..

Ее смех прервал его отчаянную жестикуляцию. Отсмеявшаяся Мина совсем не выглядела обиженной, напротив, ее глаза задорно поблескивали.

— О, Мерлин, расслабься, я просто шучу. Конечно же ты не можешь оставить Бакуго дуться в одиночестве.

— Ну, типа того, - он неловко почесал затылок.

— Ладненько, тогда удачи тебе!

И она мило хихикнула себе в ладошку, вызвав у него смутное чувство возникшего между ними недопонимания. В конце концов, он ведь делает это только из дружеского сочувствия. Решив разобраться с этим позже, он выбрался наконец-то на улицу. Морозный предрождественский воздух после немного душной атмосферу бара ударил ему в голову. Он пожалел, что не захватил с собой сливочного пива. Но возвращаться было уже поздно.

В карманах накидки задорно звенела мелочь, будто намекая, что оставшихся денег вполне хватит на закуски. Не долго думая, он заскочил в «Сладкое королевство», где набрал всякой мелочи по вкусу и несколько пачек перечных чертиков специально для Бакуго. Тот просто нереально обожал все острое, и даже если прочие лакомства его не прельстят, от этого огненного ужаса он еще никогда не отказывался. Ну и вообще, сытый Бакуго был на порядок добрее голодного, пусть это и замечал один только Эйджиро.


***


В своей затее он засомневался уже подходя к портрету Полной Дамы. А что если Бакуго действительно лег спать, и он зря притащился сюда? Или вдруг он вообще разозлится на него за то, что пришел? А что, Бакуго мог бы.

— Кхм-кхм, молодой человек, вы будете заходить или нет? - Дама явно выглядела недовольной, скорее всего он оторвал ее от очередной порции сочных сплетен.

— Ой, простите! Тыквенный Сок!

В гостиной было почти пусто. В ней оставались только горстка засидевшихся младшекурсников и пара старших ребят, которые встретили его удивлёнными взглядами. Он неловко махнул им, и двинулся к спальням.
Даже если Бакуго заснул, он вполне может подсунуть тому купленные сладости. Наверняка утром тот будет забавно выглядеть, когда их обнаружит. От подобных мыслей на губы сама по себе наползала улыбка, и в спальню он вошел с уже приподнятым настроением.

Бакуго не спал. Он сидел, свернувшись в груде одеял и пледов (среди них Эйджиро заметил и свое одеяло, которое тот стянул с его постели без каких-либо угрызений совести), целиком погрузившись в чтение какой-то древней книги. В руке у него была палочка, и он то и дело помахивал ею, вызывая сноп золотистых искр. Те бросали яркие отблески на его хмурое лицо, и стремительно таяли в воздухе, не успевая долететь до простыней. Казалось, что вокруг него танцует стая светлячков. Это было красиво.
Увлеченный, Бакуго не сразу заметил его, а когда увидел, то нахмурился еще сильнее:

— Что это ты здесь забыл?

Эйджиро помедлил с ответом, стягивая с себя потяжелевшую от снега накидку. Вытащив из подклада накупленные сласти, он кинул их на постель Бакуго.

— Я решил, что это совсем не круто и не мужественно, оставлять друга в такой вечер одного, - и улыбнулся.

Бакуго его улыбку едва ли оценил.

— Если ты сейчас хочешь сказать, что тебе меня жалко, то лучше вали обратно, пока я не превратил твою зад...

— Воу-воу! Я здесь не потому, что мне тебя жаль. А потому, что это не по-гриффиндорски, развлекаться без лучшего друга.

— Кто сказал, что я твой...

— Поэтому я пришел сюда, и принес кучу еды. И перечных чертиков тоже. Сыграем в плюй-камни?

Несколько мгновений Бакуго молча смотрел на него. За это время на его лице успел промелькнуть целый калейдоскоп самых разных эмоций. Киришима едва сдержался от улыбки, когда тот наконец добрался до выражения лица «ты меня бесишь, но я, так и быть - стерплю», и отставил книгу в сторону.

— Если ты считаешь, что я буду играть с тобой в эту тупую игру, то ты еще больший идиот, чем я думал.

— Мы можем сыграть и в шахматы, если хочешь!

Эйджиро наверняка знал, что после пятой-десятой победы в шахматы, Бакуго все равно согласится на плюй-камни. Из чистого азарта, а не из-за дружеского сочувствия к нему, конечно же.

За окном вновь пошел снег, Бакуго в своем гнезде недовольно поежился и кинул на него злой взгляд.

— Можешь не возвращать одеяло, у меня было запасное.

— Я ничего такого и не говорил.

— Да у тебя все на лице написано.

— Просто заткнись и найди чертовы шахматы. Не трать мое время!

— Да-да, сейчас, - сдержать улыбку ему все же не удалось.



Свет масляных ламп приятно смягчал все еще хмурое лицо Бакуго. На самом деле он не выглядел по-настоящему сердитым, и даже усмехнулся, когда они наконец нашли доску.
Эйджиро надеялся, что это вечер будет длиться как можно дольше.




@темы: фички, мои фики, манга, кирибаку, аниме, bnha